Детская литература

Автор: Елена Боришполец

Вторжение в детство или существуют ли «правильные» книги.

Начало XXI века сопровождается пристальным интересом к «детской» тематике во всех сферах нашей жизни. Становится в первый ряд внимание к детской и подростковой литературе, нарастает темп в сфере раннего развития. В моду вошли психологические лекции и тренинги, направленные на родителей. Мы наблюдаем бум акцента на детях, на их развитии и воспитании.

Итак, детская литература. Как сделать так, чтобы «вторжение» в мир ребенка было не болезненным.


Взрослые проблемы или проблемы взрослых

(из статьи «Новая детская литература Марии Скаф, журнал Октябрь 2012, 12)

Корней Чуковский

Корней Чуковский

“Многим учителям и родителям не терпелось приобщить ребенка к тем сведениям, которые у них, у взрослых, почитались в данную эпоху нужнейшими… В Англии в XVI веке нашелся такой Вильям Коплэнд, который изготовил для трехлетних детей в высшей степени полезную книгу “Тайна тайн Аристотеля” и рекомендовал ее в качестве “очень хорошей”… Другой детский писатель XVI века – Уинкин де Уэрд – так и назвал свою книгу: “Трехлетний мудрец”, где он, между прочим, обращался к трехлетнему младенцу с вопросом: “Мудрое чадо, как сотворены небеса?”” (Чуковский К.И. “От двух до пяти”. – М., 2012, с. 282).

Потребность общества в приближении ребенка к себе (и к реальности), установку на “раскурочивание” болезненных зон очень остро переживают консервативные критики, для которых происходящие изменения означают не становление чего-то нового и чудесного, но крушение всей их системы ценностей, и, следовательно, воспринимаются ими как нечто вредное и опасное.


Как рассказать историю для детей

Писатель, журналист, главный редактор журнала «Медведь» Борис Минаев:

«Если бы я начал писать свою собственную книгу для детей – об истории ХХ века, о его основных смыслах и событиях, – я бы, как ни странно, начал ее не с Первой мировой войны, а непосредственно… с холодильника. Я бы написал: «Представьте себе, дети, что у вас в доме нет холодильника». Куда девать продукты, чтобы они не испортились? Суп нужно съедать за один день. Свежего мяса или, предположим, колбасы покупать ровно столько, сколько может съесть семья. На рынок нужно ходить, таким образом, каждый день.

Или – вот хороший пример – телевизор и радио. Представьте себе, дети, что в вашем доме нет ни радио, ни телевизора – новости можно узнавать только из газет. Но проблема в том, что в газете новости в лучшем случае вчерашние, а то и позавчерашние, а может быть, даже недельной давности! О том, что случилось в вашем городе (не говоря уж о стране или о мире) именно сегодня, можно узнать только по слухам на улице или на рынке – от торговцев или таких же покупателей, как вы.

Из оперативных средств связи – только телеграф, только телеграммы…

И вот тут пришлось бы объяснять детям, что такое телеграф! Телеграф – это такой интернет позапрошлого (ХIХ) века, но пользоваться им могут не все, а лишь специально обученные люди в фуражках с кокардами и в форменных красивых тужурках…

Уф. Невероятно сложно было бы объяснять детям, что такое ХХ век. Впрочем, наверное, все-таки не с холодильника нужно было бы начинать. Начинать нужно было бы с самолета.»


О «правильных» книгах и праве выбора

Галина Юзефович

Галина Юзефович

Литературный критик Галина Юзефович:

«Искать "правильные" книги для ребенка — это примерно как разводить огонь в плохую погоду: дождь льет, ветер свищет, а ты знай машешь картонкой, кашляешь в дыму — и в то же самое время подкладываешь в огонь поленья и щепочки. И знаешь при этом, что одно неверное движение — и пламя детского интереса к чтению потухнет…

Единственное, что можно посоветовать в этой тяжелой (правда тяжелой!) ситуации, — это быть внимательным и терпеливым. Нет никаких "правильных" книг, нет книг, которые "должен прочитать каждый", забудьте обо всех этих реалиях наших детства-юности. Есть книги, которые понравятся вашему конкретному ребенку, и ваша задача — их найти.

Очень важно слышать то, что американцы называют feedback: если вы видите, что у ребенка книжка "не идет", пусть бросает, не давите, чтобы дочитывал. Нет ничего вреднее, чем мучиться над книжкой только потому, что бросать на половине — это как бы не комильфо и мама рассердится. Французский писатель Даниэль Пеннак в своей знаменитой "Декларации прав читателя" пишет: если книжка не нравится, ее не обязательно дочитывать до конца, и это относится к юному читателю точно в той же мере, что и к опытному. Если у дочери горят глаза от Гарри Поттера, не надо приставать к ней с Сетон-Томпсоном, постарайтесь найти то, что будет лежать где-то в той же области книжного пространства. Не пытайтесь принудительно прививать любовь к любимым книгам собственного детства, смиритесь — никто и никогда больше не полюбит нашего с вами Жюля Верна или, допустим, Анатолия Рыбакова.

Не обесценивайте то, что ребенок читает сам, даже если вам оно не нравится: смотрите, что хорошо идет, и ищите похожее, только, возможно, на полтона выше. Если хорошо "зашли" "Часодеи" — предложите Корнелию Функе или Терри Пратчетта. Если нравятся "Фиксики", то прямая дорога к "Эволюции Кэлпурнии Тейт" или "Джорджу и тайнам вселенной".

Рекомендовано к прочтению:

9+

1. Элизабет Бортон де Тревиньо "Я, Хуан де Пареха".

2. Джин Бердселл "Пендервики".

3. Колин Мэлой "Дикий Лес", "Подземелья Дикого леса", "Империя Дикого леса".

10+

1. Филип Пулман "Рубин во мгле", "Тень «Полярной звезды»" "Тигр в колодце. Оловянная принцесса (тетралогия о Салли Локхарт)".

2. Лоури Лоис "Дающий".

3. Патрик Несс "Поступь Хаоса".

4. Александр Говоров "Последние каролинги", "Алкамен – театральный мальчик".

5. Харпер Ли "Убить пересмешника".

6. Эдмон Ростан "Сирано де Бержерак".

7. Александр Каждан "У стен Царьграда".

8. Джеральд Даррелл "Моя семья и другие звери", "Птицы, звери и родственники", "Сад богов (трилогия о жизни на острове Корфу)".

9. Джераль Даррелл "Путь кенгуренка", "Три билета до Эдвенчер", "Гончие Бафута".

10. Анна Франк "Дневник".

11. Корней Чуковский "Серебряный герб".

12. Анника Тор "Остров в море", "Глубина моря", "Открытое море", "Пруд белых лилий".

13. Артур Конан Дойл "Морские рассказы", "Рассказы о капитане Шарки".

14. Корнелия Функе "Чернильное сердце", "Чернильная кровь", "Чернильная смерть («Чернильная трилогия»)".

15. Корнелия Функе "Бесшабашный".

16. Дэвид Алмонд "Скеллиг", "Огнеглотатели", "Мальчик, который плавал с пираньями".

17. Тимоте де Фомбель "Ванго".

18. Петер ван Гестел "Зима, когда я вырос".

19. Терри Пратчетт "Ночная стража. Шмяк".

20. Редьярд Киплинг "Пак с волшебных холмов".

21. Пу Сунлин "Рассказы Ляо Чжая о чудесах".

22. Жан-Клод Мурлева "Зимняя битва".

23. Шарлотта Мэри Янг "Маленький герцог Ришар Бесстрашный".

24. Джон Стивенс "Огненная летопись. Изумрудный атлас".

25. Анатолий Левандовский "Белый слон Карла Великого".

26. Йорн Риэль "Мальчик, который хотел стать человеком".

27. Ульф Старк "Чудаки и зануды".

28. Мишель Турнье "Пятница, или Дикая жизнь".

29. Зинаида Шишова "Джек-Соломинка".

30. Артуро Перес-Реверте "Капитан Алатристе".

31. Аркадий и Борис Стругацкие "Трудно быть богом".

32. Урсула Ле Гуин "Волшебник Земноморья".

33. Юрий Тынянов "Кюхля".

Если вы собираетесь читать книжку ребенку вслух, то можете смело «снижать» возрастную планку года на два-три – ведь все непонятное вы ему непременно объясните.


Из Новой русской литературы

Если говорить о литературе, стимулирующей развитие детского интереса к естественным наукам, в частности биологии, то можно погрузить ребенка в целый мир био с помощью «Я белый медведь» Александра Архангельского, «Я вомбат» Дмитрия Быкова, «Я еж» Майи Кучерской.

Эти книги серии предназначены прежде всего для семейного чтения, и пока дети в увлекательной форме узнают действительно много новых и интересных сведений, родители получают удовольствие от узнавания в детских книгах стиля и художественных приемов, знакомых им по «взрослому» творчеству их авторов.

«Мама говорила “съедобное”, и мы тут же это глотали. Съедобное было на каждом шагу. За ночь я съел: полчервяка, улитку, жука, лягушачью лапку, желудь, маленький мягкий гриб, птичье яйцо, ящерицу без хвоста, старый прошлогодний орешек. Мы ели и шли. Шли и ели. За одну ночную прогулку еж может съесть еды на треть своего веса» (М. Кучерcкая).

«Бурых медведей моржом не корми, дай завалиться в берлогу. А я впадаю в спячку ненадолго и не каждый год. Медведицы, которые ждут медвежат, роют берлоги в снегу. Детенышей они ждут долго, так что два-три месяца можно поспать. Когда на свет родится медвежонок, мама-медведица может еще три месяца пожить в берлоге. Она должна посвятить свою жизнь потомству: не спать, не есть и не ходить в туалет все три месяца» (А. Архангельский).

Дмитрий Быков

Дмитрий Быков

«Нас в Австралии все уважают. У нас, можно сказать, нет естественных врагов. А если кто и есть, так это собака динго, такое животное, которое вообще задирается со всеми. Что делаем мы, когда нам начинает громко хамить собака динго? Мы говорим: “Собака динго, пройдемте в нору”. Заманив ее в нору, мы начинаем теснить ее к стенке твердым щитком. И собака страшно жалеет, что связалась с нами» (Д. Быков).


Размытые грани

Что бы нас не отсылало к Чуковскому, но в последние десятилетия границы «детского» стали все больше размываться. С детьми начали говорить о многом из того, что раньше было запретным. Можно ли обсуждать с детьми темы смерти, расизма, голода, нацизма и Холокоста? Большинства современных писателей и исследователей детской литературы придерживаются мнения - не только можно, но и нужно. Взрослый - писатель, родитель или педагог - формирует представления ребенка о мире, в котором ему предстоит жить. Порог информационного взросления с каждым годом снижается. Дети способны понимать сложные вещи. И чем раньше ребенок научится анализировать их, тем проще ему будет адаптироваться в будущем.