Язык «без границ». Эмигрантский вектор украинки Юлии Пилявской.

 

Осенью в Барселоне пройдет финал Международного литературного конкурса короткой прозы «Без границ». Пока тексты продолжают поступать в адрес конкурса с неплохим призовым фондом, его организатор, украинка Юлия Пилявская пригласила в жюри киевского литературного критика Юрия Володарского и редактора журнала «Радуга» Юрия Ковальского, а также рассказала о том, чем живет литературная Барселона и Лондон, как решается в эмиграции языковой украинский вопрос, и о том, кто такие «сувениры из прошлого».

 

Юлия Пилявская – писатель, путешественник, и тот тип эмигранта, который является связующим звеном для всех, кто хочет, проживая в другой стране, сохранить родную культуру.

 

- Юля, когда возникла идея создания международного конкурса малой прозы «Без границ»?

 

- Я решила поучаствовать в конкурсах с одним из своих рассказов. И поняла, что в Украине русскоязычных конкурсов очень мало. Надо еще. В это же время завершился мой курс писательского мастерства “Литературное утро” и возникла идея сделать выпускной. Все должно было пройти без соревнования. Каждый участник курсов старался и достиг определенных на тот момент успехов. Но внутри, мне все же хотелось соревнований, и я посчитала, что ребята готовы к конкурсу. Это было быстрое решение. В первую очередь – я целилась, чтобы конкурс прошел в Барселоне. Международный формат усиливает эффект обмена энергиями между участниками, и это рождает определенную литературную среду. Я поделилась идеей с украинским литературным критиком Юрием Володарским, идею он активно поддержал - помог составить положение о конкурсе, подал идею названия. Далее моя задумка была поддержана тобой. Редактор киевского журнал “Радуга”, Юрий Ковальский, поддержал идею настолько, что даже на выпускной курса приехал большим составом, вместе с Сергеем и Ларисой Черепановыми. Для меня эта поддержка была очень важна. Ну, и Лена Зински, она поэт-эмигрант из Минска, с ней мы всегда совпадали в литературных взглядах, еще когда обе жили в Лондоне. Создался эдакий командный дух, появилась сила, наметился маршрут – и он оказался «без границ».

 

 

- Ты часто бываешь в Украине, под Киевом живут твои родители, знаешь хорошо о проблеме языкового вопроса в стране. Ты общаешься в Барселоне с представителями диаспоры говорящими на украинском языке? Что они думают об этом проживая за пределами Украины?

 

Как и в любой стране, так и в эмигрантских обществах - есть левые, правые и либералы. Есть люди, вычеркнувшие меня из жизни, как с украинской стороны за мою позицию по языку, так и с российской за мою позицию по аннексии Крыма. Но есть совершенно невероятные ребята. К моему знакомому из Кременчуга подошла москвичка и сказала: “Давайте, чтобы между нами не было недоговоренностей: Крым - территория Украины, Россия - страна-агрессор, а Путин – …”, дальше завязалась непечатная дружеская речь, полная возгласов и междометий. И есть украинцы, состоящие в родственных связях с россиянами - это не мешает им организовывать и посещать украинские фестивали, выставки, конкурсы. Мы тянемся друг к другу, так или иначе. Потому что получается, мы все остались вообще без страны. Сначала мне казалось: за границей лишь те россияне, кто не согласен с режимом и имел возможность уехать, думая о детях. Но это не всегда так - разные ребята попадаются. Кто-то жестко настроен против любого существа, кто без ненависти произносит слово с корнем «укр», причем, эти же люди, как правило, недовольны условиями жизни в Испании. Не будь той политики, которую мы имеем, я бы все равно не смогла общаться с такими людьми.

 

Следующий учебный 2017-2018 год в моей компании Andprose объявлен годом украинского языка и литературы - это значит, что все наши программы курсов, вечерние мероприятия, будут переведены на украинский язык. Это лепта, которую я, как любящий Украину человек, хочу внести в копилку украинского языка. Все эти недоразумения, и ярые несогласия между поборниками русского и украинского языка никак не отменяют того, что украинский язык богат и удивителен, и я горжусь, что хоть и не родилась, но выросла в этой стране и владею этим языком.

 

Мы в дружеских отношениях с украинской культурной ассоциацией “Джерело” в Барселоне. Президент ассоциации Ольга Дзюбан - активный организатор разного рода мероприятий украинской культуры, к которым приобщает и меня. Она приглашает в Барселону певцов, художников, писателей из Украины, организовывает фестивали украинской культуры, музыкальные конкурсы для детей. Благодаря дружбе с ней я в курсе жизни двух миров - украиноязычного и русскоязычного. Я вряд ли когда-нибудь вычеркну из своей головы и жизни Пушкина, Толстого и Чайковского, только потому что такова политическая повестка дня. Я очень не люблю бредовые идеи. У моей свекрови, она канадско-британский социолог, есть хорошая фраза на этот счет: “Это все равно что из-за Маргарет Тетчер я перестану читать Диккенса и Оруэла.” И не подумай, что это пустое сравнение. Деятельность Тетчер пришлась на зрелую молодость Лин. Узнав, что Тетчер отменила бесплатное молоко для бедных детей, Лин возненавидела ее всеми фибрами своей социологической и республиканской души.

 

- Для проведения конкурса ты специально создавала юридическое лицо: Andprose General Multicultural Ltd. Как это происходит в Испании? Сколько времени и денег потратила на создание платформы?

 

- Это все происходило для меня с помощью чудесного человека Светланы Хохловой и ее аудиторской компании. Стоило мне все это, включая нотариусов и беготню по банкам вместе за ручку, около 800 евро. Зато теперь со спокойной душой могу принимать оплату за уроки, участие в конкурсе и управлять курсами и мероприятиями, которые создаются и представляются моей компанией.

 

- Я немного знаю твой образ жизни, график, занятия. И когда ты пригласила меня в жюри конкурса, я сильно удивилась. Потому что ты много путешествуешь, пишешь, принимаешь участие в литературных мероприятиях в Европе и Украине, у тебя семья, теперь еще и курс писательского мастерства. Конкурс – это нервы, и в итоге сомнительные шансы на благодарность участников. Ты готова к реакциям общества? Для чего тебе понадобилось затеять такое непростое дело?

 

- К реакциям общества я готова. Закалка после участия в организации литературного фестиваля «Пушкин в Британии», что проходит в Лондоне уже много лет, меня сгруппировала. Я смотрела на организатора этого мероприятия и не понимала - зачем ему это нужно. Напряжение, бесконечная беготня, нервотрепки с поэтами. Была уверена: что угодно, но организатором фестиваля - никогда. В то же время до сих пор остаюсь ему бесконечно благодарна за литературную базу, за то, что в его окружении я перезнакомилась с невероятными людьми, со многими из которых завязалась крепкая дружба. И все равно в конкурсах никогда себя не видела. Но пришло время, я стала нести ответственность не только за тех, кого сама привязала пуповиной писательского труда, но и за то, что творится в моей стране. Видишь ли, в 99-м году уезжая из Украины, я была твердо убеждена, что если я чему-то научусь, я вернусь и буду преподавать все эти премудрости дома. Либо опишу их так, что всем станет все понятно. Комплекс мессии, да. И книга моя в этом плане вроде бы справилась, в ней все просто и откровенно - это честное письмо следующему поколению. Инстинкт ли выживания это, или материнский инстинкт, я не знаю, но если я не поделюсь уроками жизни, то кто это сделает? Когда я росла, все вокруг стояло, как в болоте, а не как в штанах, стояло и молчало, а мне хотелось, чтобы со мной поговорили, помогли найти ответы на вопросы, чтобы поиски этих ответов не растягивались на долгие годы. И я поняла, что побуждает людей тянуть на горбу все эти фестивали и конкурсы.

 

После выпускного я попросила семью дать мне возможность уединиться на пять дней восстановить силы. И лишь тогда поняла, как я устала - первые два дня я не могла ни писать, ни читать, ни говорить. На третий день в голове перестали звучать голоса выпускников и мелькать буквы из их рассказов. Лежала и смотрела в потолок и кайфовала от этого потолка.

 

- Мы с Оксаной Осмоловской переводили твой роман «Приключения большой девочки в плоском городе» с русского языка на украинский, и в итоге, его издали в киевском издательстве журнала «Радуга». Ты презентовала его на Книжном Арсенале в Киеве и на выставке-ярмарке «Зеленая волна» в Одессе. Явно ты работаешь над продолжением книги. Для Украины снова будет двуязычная версия?

 

Безусловно.

 

 

- Лондон и Барселона литературные. Что происходит в этих крупных европейский городах? Расскажи о системах издания книг, они сильно отличаются от украинских?

 

Систему создания книг в Лондоне, равно как и в Канаде и Америке, я только осваиваю. В настоящий момент я в поиске литературного агента - без них очень сложно добиться внимания от издательства. Но времени у меня на эту сферу мало, поэтому и участие в англоязычных конкурсах и поиск литагента продвигается вяло. А литературная жизнь кипит как в Лондоне, так и в Барселоне. Остается без внимания лишь ленивый или слишком занятой.

 

К нам часто приезжают представители культуры из разных стран - в апреле была выставка художника Шупляка, в мае выступал ансамбль Хортыця, были вечорныци, - все это привозит и показывает “Джерело”. Недавно в Барселоне Арсений Ковальский, Катя Румянцева и Маша Лебедева организовали клуб Русской поэзии. Оказалось, на это есть спрос. Они интересно подают материал, «открытый микрофон», блестяще инсценированное творчество Бродского.

 

Есть журнал «Твой город Барселона» с главным редактором Еленой Сыроватченко. В Лондоне всего большое множество, активно работает посольство Украины, там что угодно, от курсов украинского языка и литературы до лекций, встреч. Есть украинско-британский дом. Дом Пушкина организовывает часто тематические встречи, Литературный Лондонский клуб делает театральные постановки, тот же «Пушкин в Британии», фестиваль “Слово”. Всего не перечесть.

 

- Помнишь, на начальной стадии создания конкурса мы говорили, что было бы неплохо создать международную платформу имени ныне здравствующего нобелевского лауреата Варгаса Льосы? Он немало лет прожил в Барселоне. И пришли к выводу, что это на старте очень сложно осуществить. Если бы ты создавала конкурс в Англии или Украине, то какие это были бы литературные ориентиры?

 

- Помню. Это замечательная идея, и как только Andprose объявит год испанского языка, мы обязательно осуществим её. В Англии я бы обязательно пригласила Хилари Мантел (“Волчий зал”). И конечно же, Кэйтлин Моран. В Украине Сергея Жадана.

 

- Эмигранты с постсоветского пространства, которые не бывают в Украине, не имеют друзей из Украины и имеют доступ только к телевидению, какой они видят нашу страну сегодня?

 

- Мне сложно сказать, я не общаюсь с такими людьми. Они существуют, но как правило, это чьи-то родители или дальние родственники в возрасте, и отношение к ним, как к сувенирам из прошлого.

 

Вопросы задавала Елена Боришполец.